Для смены формы и подготовки новой, особенно при крупноразмерных элементах, требуются, помимо того, значительное время и большие затраты труда. Прогрессивное развитие крупноэлементных конструктивных систем происходит весьма быстрыми темпами, так что может встать вопрос о необходимости внедрить новые, усовершенствованные типы сборных элементов, а следовательно, и форм, раньше, чем имеющийся формовой инвентарь технически амортизируется.

Смены формы и подготовки новой стройки

Все это следует принимать во внимание при разработке унифицированного сортамента блоков. Конструируя его элементы, нужно предусмотреть создание таких форм, конструктивная схема которых обеспечивала бы возможность изготовлять стандартизированные типоразмеры (марки) сборных элементов в универсальных формах. Они должны быть рассчитаны на производство различных по габаритам сборных элементов в одной форме, путем применения системы стандартных вкладышей.
Унифицированный сортамент блоков наружных стен для типовых секций серии № 2 «Ленпроекта», разработанный в пятитонных блоках, состоит из 39 типоразмеров, в числе которых блоки Н-32; Н-33; Н-38; Н-39 имеют правые и левые варианты. Принципиальная конструктивная схема формования их заключается в следующем.

Все марки блоков изготовляются в одной универсальной форме, имеющей днище площадью 329 X 359 см, равной максимальной фасадной площади блока. Днище окружено с четырех сторон бортами высотой 50 см, причем один из них, длиной 329 см, может переставляться в четыре разные положения, образуя внутреннее дно формы в четырех вариантах: 329 X 359 см, 329 X 339 см, 329X 319 см, 329 X 299 см.
В этих четырех основных общих габаритных объемах, образуемых днищем и бортами формы, можно производить формование всех типоразмеров блоков унифицированного сортамента. Необходимая форма каждого из этих типоразмеров достигается установкой дополнительных стандартных вкладышей.

Хочется еще вкратце сказать о некоторых особенностях ансамблевых решений, встречающихся в архитектуре Армении. Часто мы восхищаемся органической связью архитектурного памятника с окружением.
Не касаясь вопросов ансамбля как комплекса взаимосвязанных сооружений, остановлюсь на ансамбле, понимаемом как связь архитектуры с природой. В Армении в большинстве случаев сооружения создавались из тех пород камня, которые характерны для данной местности. Вследствие этого материал придавал зданиям единый с природным окружением характер. Контраст с дикой природой еще больше возвеличивает творение человека, и это понимали мастера прошлого, когда реалистически использовали имевшийся вблизи материал. Мы, советские архитекторы, должны стремиться продолжать и развивать прекрасную традицию - создавать архитектуру, единую с окружающей природой.
К сожалению, рациональный и логический прием включения архитектуры в природный пейзаж нередко нами забывается. В частности, немало случаев, когда здание сооружается из привозного материала, находящегося на большом расстоянии от места постройки. Так случилось, например, со строительством в городе Джермук, где имеется прекрасный базальт. Некоторые здания на этом курорте строят из дальнепривозных материалов, хотя эти материалы - оставляя даже в стороне экономическую нецелесообразность - совершенно чужды данной местности по своему характеру и цвету.
В связи с затронутой темой уместно заметить, что мы почти не уделяем необходимого внимания включению пейзажа в городской ансамбль. Ереван окружен горами, из них особенно выделяются величественный Арарат - на юге и Арагац - на западе. Однако виды на горные вершины, если и раскрываются, то совершенно случайно, через случайные разрывы между домами. Просветы для обозрения гор не созданы, ни одна улица не завершается архитектурно-организованной видовой точкой, обращенной к замечательным природным высотам.

Счетчик