Процессы, враждебные развитию архитектуры, ярче всего выражены в деловом квартале столицы. Однако нужно считаться с тем, что они все больше и больше распространяются на всю городскую жизнь. Чарльз Мак Ким, например, был в восторге от плана Бернхэма для здания треста Иллинойс и банка Сэвингс в Чикаго, которые, как он предсказывал, еще долгие годы будут служить памятником его славы.

Эпоха машин. Процессы, враждебные развитию архитектуры

Но, к несчастью для этого предсказания Мак Кима, - пишет биограф Бернхэма, «оно не учитывало роста Чикаго, вытекающего из постоянного роста ценности участков в округе Луп и потребностей, связанных с расширением большого банковского дела. Этому красивому зданию суждено было уступить место другому, которое вытянет вверх свои этажи, насколько это только позволяет деловой квартал Чикаго». И все же при данных обстоятельствах такое разрушение лучше, чем сохранение, как это видно на примере здания треста Кникербокер в. Нью-Йорке и старого Кустенл Хауза в Бостоне, которые совершенно сдавлены не имеющими к ним отношения небоскребами. Даже там, где экономическая необходимость не играет заметной роли, все же деловые интересы имеют преимущество перед человеческими требованиями. Так, при постройке Шипинг Борд Йорк Виледж, сооруженного. Управлением государственным торговым пароходством, едва, только приглашенный коммунальным управлением чертежник принялся за дело, как вместо предусмотренного архитектором проекта появился безобразный ряд неотделанных фасадов, хотя расходы здесь не играли никакой роли.

В ущерб архитектуре развитие современного города направлено к тому, чтобы сделать из каждого округа деловой квартал, так как развитие это считается не только с человеческими потребностями, сколько с коммерческими видами и требованиями. Неустойчивость, сопутствующая предпринимательству, конечной целью которого является выгода и рентабельность, затрагивает не только деловые дома; от этого страдают все дома и квартиры, предназначенные для продажи. Вряд ли найдется какой-нибудь элемент нашей жилой и общественной архитектуры, который был бы гарантирован от прямых или косвенных вторжений коммерческого предприятия. Старый бульвар в Нью-Йорке еще задолго до того, как земля с обеих сторон перестала служить пастбищами скватеров, был совершенно разрушен первым метрополитеном, и потребовалось лет двадцать для его частичного восстановления. Законченное только что расширение одной части Парка-авеню, путем удаления находившегося в середине газона, было предпринято для лучшего овладения колоссальным движением. И не далеко то время, когда другие озелененные улицы, которые, казалось бы, сейчас от этого застрахованы, падут жертвой метро и уличного движения.

Чтобы указать многочисленные пути, которыми наша экономическая система влияет на архитектуру, требуется отдельная статья; может быть, гораздо целесообразнее уделить наше внимание тем процессам, которые сделали нашу экономическую систему действенной и, в частности, дать оценку результатам введения машинных методов производства и машинных форм в тех областях, которые до тех пор обслуживались исключительно ремесленниками.

Счетчик