В течение XVIII столетия в архитектуре жилого дома, вместе с завершением абсолютной монархии во Франции, происходит решительное изменение элементов, определяющих основной план. На место семьи выступает светское общество. Абсолютизм создал централизованную мощь двора, а последний в свою очередь, с целью достойного представительства своей власти, создал себе из этого светского общества новый блестящий фон.

Проблема жилища в архитектура. История гражданской архитектуры

Это общество не имеет никакой другой задачи, кроме прожигания жизни; говоря языком Тэна, оно являет собой картину сплошного помпезного парада. Его привилегированное положение делает его ведущим верхним слоем, у которого берет уроки также буржуазия; его нравы и обычаи находят себе подражание, формы его быта служат образцами; его жизнь - «утонченное сплошное бездельничаний»-весело протекает в галантных празднествах, помпезном представительстве и легкомысленной общительности.

Это общество, которое не чувствует больше никакого социального призвания и единственной жизненной целью которого является прогонять скуку, может быть уподоблено красивому, пышному растению, которое своим дурманящим ароматом и красочным великолепием своих цветов заставляет забывать об опасном яде, который течет в его соках. Требования светского общения возросли столь неимоверно, что для культивирования семейной жизни не оставалось больше времени. В середине столетия муж и жена живут в одном особняке - и этим все ограничивается (Тэн); так же, как родители не живут вместе друг с другом, точно так же не живут они вместе со своими детьми, которые предоставлены надзору наемных воспитателей, с которыми они занимают отдельные комнаты. При таких обстоятельствах, уже при сооружении и оформлении дома, потребности семьи должны были подчиняться требованиям светского общения.

Новая программа требует, вместе с видоизмененным планом, также нового типа жилого дома. Центром дома является с этого времени большая общественная комната-салон, который выступает на место старой общесемейной комнаты. К нему примыкают с обеих сторон симметрично распределенные и искусно поставленные в ряд по осям жилые и спальные покои мужа и жены (отдельные для каждого), ряды передних комнат и кабинетов. По форме и обстановке, по распределению мебели и установке дверей и окон эти комнаты приноровлены в первую очередь к приему, к светскому общению и беседе. Столовая по своим размерам также рассчитана на широкую общительность, так как семья лишь в редких случаях остается одна, сама с собой. Поэтому нет совсем комнат, которые служили бы для общего пользования семьи. Лишь в самых крупных и знатных домах имеется иногда, наряду с общественной комнатой, еще небольшая комната, в которой домохозяин может провести время со своей семьей в те редкие дни, когда у него не собираются гости. Вообще же дом служит не столько потребностям жилого уюта, сколько многообразным требованиям салонной жизни и ее строгого этикета. Это основное положение относится как к городскому дому, так и к дому в имении; в последнем весь верхний этаж, разделенный на маленькие обособленные апартаменты, отстраивается для пребывания гостей. Это положение относится также и к устройству сада; разделенный строго архитектурно, он приводится в непосредственную связь с общественными комнатами нижнего этажа и превращается в салон на открытом воздухе.

Так жилой дом со строгой симметрией его основного плана и постройки, с точно размеренной игрой его больших и малых объемов, с целесообразным упорядочением их последовательности и со связными формами его садов становится зеркалом, ясно отражающим господствующий общественный этикет. Этот дом не является уже полным жизни организмом, обусловленным потребностями здоровой буржуазии, как это было в XVIII веке; он стал объектом игры форм, искусным и в то же время искусственным образованием, созданным принципами академической архитектуры. Жилой дом XVIII столетия, как и жизнь того общества, которому он служит, выражает себя в чисто внешних моментах. Этим, однако, не затрагивается его художественная ценность; как архитектурное целое, он, если не считать отдельных исключений, где игра форм привела уже к чистому формализму, к формальному окостенению,- стоит вполне на высоте и являет собой самостоятельный тип постройки, обладающий своими характерными чертами. Красивые, широко расположенные жилые дома эпохи Барокко могут считаться полноценными образцами этой высоко развитой гражданской архитектуры.

Счетчик