Рейдовский проект частичной реконструкции Эдинбурга также переходит к равномерной решетчатой или сетчатой схеме, которой с 1830 г. было суждено господствовать в планах городов.
Несомненно, сейчас более решительно дают себя знать тенденции, которые в XIX веке приобретают все растущее влияние и в конце концов объявляют войну всякому вообще искусству в градостроительстве.

Градостроительство от эпохи классицизма. Рейдовский проект.

Развиваются идеи, полное значение которых стало очевидным лишь в настоящее время и в новых условиях. К таким вопросам относится проблема большого города, которую именно теперь не склонны решать путем дальнейшего развития «сити» и бесконечного расширения города от центра к периферии: вместо одного большого, главного центра хотят создать различной величины особые центры (населенные центры) и тем самым внести принцип разделения труда также и в организм большого города. Другой аналогичной проблемой является разрыхление городского тела целесообразно приведенной системой зеленых насаждений в таком расстоянии от жилых домов, чтобы туда можно было возить детские коляски, как этого требуют американцы.

Подобный проект планировки города, - «Forme gйnйrale et particuliиre des diffrentes parties de Plans de villes», - одна из копий которого находится в библиотеке Художественно-промышленного музея в Берлине, в первых годах XIX века был представлен, по инициативе Наполеона I, Государственному совету, Трибуналу и Законодательному собранию Франции; но, к сожалению, после утверждения был навсегда похоронен в архивах этих ведомств. Автор этого плана, по всей вероятности, Гюве, как явствует из содержания заметки в «Journal des Bвtiments», X, № 129, защищает свой проект с чувством некоторой непогрешимости, в большей или меньшей мере присущим каждому творящему интеллекту. До настоящего времени искусством градостроительства пренебрегали, - его проводили без планов, без определенных границ, несмотря на то, что следует ожидать сильного прироста населения - предположение, которое подтвердилось всем ходом дальнейшего развития городов. В заключительной части заметки мы встречаем обычный для французских теоретиков архитектуры, а в эту, наполеоновскую эпоху особенно действенный аргумент: «Усовершенствование городов является средством к достижению славы для каждой нации, ибо от большого количества красивых городов в государстве в особенности зависит его известность, а, следовательно, и первое условие прославления каждой нации».

В основу генерального плана доложена абсолютно современная мысль: создать нечто целое из отдельных, экономически замкнутых в себе красивых частей.
Для примера приводятся шесть таких дробных квадратов, которых может быть взято любое количество. Каждый квадрат равняется 3376 X 3280 футов (1097 X 1066 м).

В середине каждого квадрата находится различно оформленная площадь с центральной архитектурной точкой, декоративным фонтаном или насаждениями; от площади проведены второстепенные улицы, часть которых продолжается и на прилегающих квадратах. В общих чертах применена диагональная система. Вдоль этих превосходных улиц отдельных кварталов расположены роскошные здания, а вдоль небольших переулков -промышленные предприятия. В таком же порядке распределены по всему городу общественные и частные постройки, торговые предприятия, бульвары, площади и зеленые насаждения, а также мастерские, конюшни и т. д. Единственной отрицательной стороной подобного распределения является распыление производственных предприятий, даже в тех случаях, когда вредные производства расположены вдоль тыловых улиц. Особенного внимания заслуживает распределение главных зданий вдоль широких улиц, а также расширение этих последних для большей видимости этих зданий. Между отдельными частями прямоугольников проходят главные улицы параллельно и под прямым углом друг к другу «необозримой длины» - по существу требуемые ныне большие магистрали движения.

Счетчик