Экономическое и политическое положение, благоприятное для зачатков самой примитивной архитектуры, могло создаться для человечества лишь по истечении ледникового периода. До тех пор, пока суровость климата принуждала человека вести бродячий, связанный с тысячью случайностей образ жизни охотника, он должен был довольствоваться для ночлега первым попавшимся местом.

Архитектура востока.

Он находил этот ночлег под уступом нависшей скалы или в шалаше, воздвигнутом на скорую руку из древесных ветвей. В те времена он нисколько не заботился о месте своего погребения, а для совершения религиозных обрядов довольствовался пещерой, стены которой он украшал рисунками, изображающими животных.

Но как только оседлый земледельческий образ жизни, явившийся следствием повышения температуры земной поверхности, дал возможность, с одной стороны, приумножить и урегулировать способы достижения лучших жизненных условий, а с другой - достигнуть той минимальной собранности населения и той элементарной политической организации, без которых не может иметь места коллективная и организованная творческая работа, стало возможным и необходимым приступить к архитектурным сооружениям. От этой отдаленной эпохи, именуемой неолитической, или эпохой полированного камня, до нас дошли остатки земных и водных (свайных) жилищ, следы земляных укреплений, гробницы - искусственные пещеры, дольмены, крытые аллеи и, наконец, вероятно религиозные сооружения - менгиры, кромлехи, цисты и аллеи камней.

Таким образом, в течение многих столетий постепенно возникла и утвердилась рудиментарная архитектура, общая, на разных широтах, всем зародившимся цивилизациям древнего мира - от Атлантического до Тихого и Индийского океанов и от Скандинавии до Судана.

ХРОНОЛОГИЯ И ТОПОГРАФИЯ АРХИТЕКТУРНЫХ ПАМЯТНИКОВ
Слишком много тысячелетий, слишком много изменений и усовершенствований следовали друг за другом и ополчались на сохранность бедных и часто столь хрупких строительных попыток младенчества человечества, чтобы было возможно установить точные границы области неолитической архитектуры.
На данной ступени развития наших знаний в этой области мы можем лишь отметить, что территория, занимаемая доисторическими дольменами, обнимает зону, тянущуюся от Ирландии, Бретани и Португалии до Индии и Японии. Эта зона включает, кроме указанных стран: Англию, Францию, Испанию, Северную Африку, Скандинавию, Северную Германию, Балкарские острова, Корсику, юго-восток Италии, Мальту, Болгарию, Крым, северное побережье Малой Азии, Сирию, Южный Египет, Египетский Судан, Кавказ и Персию.
Можно считать достоверным, что к началу неолитической эпохи восточный бассейн Средиземного моря являлся центральным очагом цивилизации, распространение которой тянулось на запад морским путем и на север - вверх по течению Дуная, Молдавы и Эльбы. Это, между прочим, вовсе не исключает возможности наличия самостоятельного развития и других стран, достигавших при аналогичных условиях таких же результатов, хотя и менее ярких, вследствие отсутствия благоприятного стечения жизненных условий. Впрочем, не следует забывать, что в этой области точность хронологических данных не менее трудно достижима, чем точность топографических данных. Мы не только лишены твердых опорных точек, но и рискуем быть введены в заблуждение тем, что приемы и способы сооружения примитивных построек, характерные для неолитической эпохи, не переставали применяться в течение исторической эпохи. Даже вплоть до нашего времени представители человечества, мало одаренные или находящиеся в неблагоприятных условиях, или, наконец, прозябающие вдали от больших дорог цивилизации, продолжают подражать нашим отдаленнейшим предкам Базируясь на самых осторожных хронологических вычислениях, можно прелиминарно установить, что переход фазы доисторической архитектуры к ее протоисторическому периоду произошел в Египте, приблизительно, в середине четвертого тысячелетия до нашей эры; на острове Крите его следует отнести на несколько столетий ближе к нам.

Счетчик