Превращение древней арабской мечети в центрическое здание также является результатом архитектурного творчества турок. Знаменитая мечеть Улу Джами, со своими двадцатью пролетами, перекрытыми куполами, представляют собой ничто иное как тип «зальной церкви», распространенной в эпоху западно-французского романского стиля и ранней Готики.

Культовые памятники магометанского зодчества. Мечеть Улу Джами.

Построение пространства в этих ранних турецких мечетях (основанных в 1379-1414 гг. Мюридом I) имеют приблизительно то же художественное значение, что и пятикупольная система св.. Фронта в Периге или внутреннее оформление собора в Пуатье. То, что удавалось туркам в Малой Азии, удавалось позднее также и зодчим испанской Готики, где, разумеется, принимали участие немецкие мастера; мы говорим о перестройке схемы больших колонн мечетей в гигантские зальные церкви (Севилья, Сарагосса и т. д.). Колонная мечеть, бедная пространственными моментами, была проникнута чисто пространственным замыслом. Одновременно с этим изменилось также,, если так можно выразиться, политическое и социальное лицо мечети. Арабская колонная мечеть со своими бесконечными рядами однородных подпор была до известной степени выражением нивелирующей военной организации масс, в которой и главный священнослужитель, и полководец казались лишь первыми среди равных. Купольная мечеть, представляя собой одновременно и молитвенный дом и усыпальницу и являя нагромождение архитектурных форм вокруг главной оси, становится абсолютным символом абсолютной идеи султаната и Могулов. Здесь опять подтверждается то положение, в силу которого лучшие архитектурные произведения, наиболее законченные по форме, неразрывно связаны с идеей абсолютизма, - царя, султана или папы. Так же, как зодчий Балтазар Кейманн находится при архиепископе Шенборна, а Микельанджело при Юлиане II, так и мастер Синаи связан с Солиманом Великолепным. Автономная воля заказчика определяет характер творчества архитектора и законченный вид готового здания. Это явствует из типа зданий в пределах культурного мира ислама. По закону называемой «ЬеНшчс» мусульманским властителям на Востоке (позднее и в Индии) служили ремесленники и мастера из всевозможных мест обширного государства, самого различного происхождения. Под владычеством калифов Могулов и других завоевателей находилось не мало народов. Но все они были проникнуты одной идеей, которая привела в Дели, Багдаде, Каире, Стамбуле, Кордове и других городах к одному и тому же художественному явлению и которому все мастера безоговорочно и всецело-подчинялись.

Счетчик