С эпохи античности архитектонические средства почти нисколько не изменились, как бы разнообразно ни было их применение. Потому что величайшие произведения зодчества: Парфенон, Пантеон, Айя София, собор Петра - сооружены из камня и не только не превзойдены каменными постройками наших дней, но все еще продолжают оставаться для них недостижимыми образцами.

Железобетон и архитектурная форма. Каменное здание и железобетон

Поэтому до применения в качестве материала железобетона всякое пространственное оформление психологически связывалось с каменным зданием, и эта неразрывная связь пластических представлений с каменным зданием оказывала на психику строителя такое глубокое влияние, что это сказалось даже на оформлении железобетонных сооружений.

По сравнению с развитием каменного зодчества, охватывающего целые тысячелетия, строительство из железобетона насчитывает едва одно пятидесятилетие, что, конечно, является несоразмерно коротким периодом времени. Если, несмотря на это, это строительство могло усовершенствоваться настолько, чтоб оказаться в состоянии перекрывать без опорных столбов пространства гораздо большие, чем это было достижимо для каменного зодчества, то это зависит от тех технических средств и возможностей, которыми мы можем располагать в настоящее время. Во всяком случае, для железобетонного зодчества является неблагоприятным тот факт, что оно стоит перед необходимостью дать произведения эстетически равноценные произведениям каменного зодчества, влияние которого оказывало свое действие на психику целого ряда поколений. Его собственные возможности представляют, по сравнению с возможностями каменного зодчества, слишком большой контраст, чтоб вызвать у судьи среднего эстетического уровня то чувство удовольствия, которое по Канту является критерием прекрасного.

Так же как техника зависит от интеллектуального уровня своего века, так « понятие красоты находится в зависимости от общего культурного содержания своего времени.

Чтобы иметь право называться произведением искусства, произведение зодчего должно обладать некоторыми численными соотношениями пространственных измерений. Но существуют ли такие пространственно-размерные соотношения, взятые с античных образцов? Во всяком случае, эти соотношения должны оказаться неприменимыми для тех зданий, структурная основа которых является совершенно отличной от структуры каменного здания и зиждется на совершенно иных соотношениях опоры и нагрузки, - тех факторов, на простейшем гармонизировании которых покоится вся идущая от античности архитектоника.

Полное революционизирование архитектуры становится очевидным в таких сооружениях, как ангар для дирижаблей Фрейсине в Орли и его же здание рынка в Лейпциге. В этих зданиях максимальный эффект достигнут с минимальным расходом материала, достигнуто полное господство над техническими средствами, мертвая масса обращена в живую энергию. Они представляют собой полный разрыв с традициями строительства предыдущих времен. Они являются техническими предпосылками грядущего зодчества с такими возможностями развития, о которых мы не можем составить себе даже приблизительного представления.

Новое чувство пространства. Новые законы. Рассматривая с архитектурной точки зрения те здания и проекты, которые оформлены в соответствии с законами железобетона, можно убедиться, что эстетические законы, выведенные из конструктивных соотношений каменных зданий, являются здесь просто недостаточными. Здесь нашло свое осуществление новое чувство пространства, новое соотношение опоры и нагрузки, коренным образом изменившее внешний облик здания.

По умственной лености все это называют «новым реализмом» или просто техникой, не имея при этом никакого масштаба для определения той границы, где кончается техника и начинается архитектурное оформление. Верно, конечно, что чисто технические сооружения еще не являются архитектурой, но даже в так называемых чисто технических зданиях очень трудно найти границы между архитектурно-оформленным и неоформленным, потому что многие из этих зданий обладают удивительной архитектоникой, могучей самобытностью, наивным архитектурным чувством.

Счетчик