В противоположность этим разнообразным попыткам оформления, которые всегда так или иначе отдалялись от разрешения поставленной задачи, авторы чисто технических, промышленных и гидротехнических сооружений проявляют самое интенсивное мастерство в использовании возможностей, предоставляемых железобетонной конструкцией.

Железобетон и архитектурная форма. Задачи архитектуры в исторической перспективе.

Поэтому претворение новых строительных идей в действительность совершалось здесь самым беспрепятственным образом. Простое соединение принципов целесообразности и экономичности имело здесь результатом появление зданий с новым архитектоническим обликом. Для проведения многообразнейшим образом дифференцированных процессов работы промышленность нуждается в зданиях фабрик, зернохранилищ, холодильников, а также в сооружениях мостов и плотин; и эта богатейшая шкала для архитектурного выражения пробудила изобретательный гений инженеров к совершенно новому творчеству, действительно отображающему технический дух нашего века.

Как бы мы ни были согласны с этим техническим творчеством и как бы высоко мы ни расценивали его отдельные произведения, мы не должны забывать, что техника всегда является только средством архитектуры и ни в коем случае не может служить самодовлеющей целью. Как все техническое, железобетонное строительство должно поэтому подчиниться творческой воле архитектора. Но как бы ни было велико то мастерство, с которым творческая сила владеет техническими средствами, она в свою очередь является связанной законами той же техники, потому что, когда она для осуществления своей идеи пользуется каким-либо материалом, она не может нарушать законы этого материала, не вступая в противоречие с требованиями здравого смысла.

Обусловленное преходящими воззрениями преувеличение значения личности художника в искусстве было причиной того, что архитектура рассматривалась, как независимый, чисто внешний процесс построения форм, ошибочное представление, последствия которого можно было без всякого затруднения видеть во многих зданиях.

Наше время создало не меньше чудес, чем прошлое, но оно дает их в иных формах, соответственно иному комплексу материальных условий. И если ведущей отраслью архитектуры является теперь строительство жилых домов и фабричных зданий, то это совсем не случайное, но социально обоснованное явление. Уже в период Ренессанса светское строительство заняло ведущее место в архитектуре. В то время как в древности и в средние века все формы развивались из храмового зодчества и непосредственно воспринимались зодчеством светским, со времени Ренессанса мы наблюдаем обратное явление: типовым зодчеством является строительство дворцов, которое служит источником всех форм, воспринимаемых затем с модификациями зодчеством храмовым. Поэтому нет ничего удивительного в том, что творческие силы направляются к разрешению задач, действительно актуальных для данной эпохи, и что именно в области жилищного и промышленного строительства устремления архитекторов приходят в конфликт с планами инженеров, базирующимися на принципах экономии и целесообразности. Не следует при этом забывать, что техника всегда служит средством для зодчества и никогда не является самоцелью, что техника и искусство являются категориями различными по глубочайшему существу своему. Цель заключается в том, чтоб привести многообразие сил к единству и дать определенной концепции оформленное выражение с полным учетом конструктивных и экономических условий. Зодчество в гораздо большей мере, чем изобразительные искусства, связано с материалом, законами которого оно должно овладеть, чтобы быть в состоянии претворить в действительность свои идеи. Но являются ли эти обязательные для зодчества законы вечно неизменными, или каждый новый материал, каждая новая конструктивная возможность создает новые закономерности?

Счетчик