Железобетон и архитектурная форма. Техника и оформление

Не стесняемому эстетическими концепциями и совершенно свободному от сооружений, упорному и изобретательному гению инженеров удалось в такой степени усовершенствовать искусство железобетонного строительства, что сделалось возможным получать максимальный полезности с минимальным расходованием Материала, структурным расчленением активизировать пассивность материи, побеждать давление ее веса и даже превращать его в несущую энергию.

Железобетон и архитектурная форма. Техника и оформление

Но насколько совершенны были достижения в области железобетонного строительства, настолько же несовершенным оказалось их архитектоническое оформление. Это последнее не соответствует импонирующей непосредственности конструктивной композиции. Далеко не овладев мастерством в распоряжении новыми средствами, оформление игнорирует их и, чтобы выйти из затруднения, прибегает к маскировкам всякого рода.

Железобетон и архитектурная форма
Препятствия, коренящиеся в силе традиции, не дали возможности найти соответствующее формальное выражение для новых конструктивных достижений до настоящего времени, когда была осознана актуальность этой проблемы и было признано ее благотворное действие на архитектурную форму.

Как в свое время Готтфрид Земпер хотел использовать железо только для повышения сопротивляемости конструкций, так и железобетон был первоначально применен в архитектуре только в качестве пассивного материала. Это и является причиной той замечательной противоположности между внешней формой и внутренним оформлением, которая характерна для многих железобетонных сооружений и которая нашла особенно яркое выражение в конструкции здания рынка. Никому не придет в голову, что за этим фасадом, стремящимся к гармонии с окружающими историческими зданиями, скрывается широкий залитый светом зал, обширность которого не уничтожается, несмотря на историческую маскировку. В то время как строитель замка поставил свое Барокко рядом с Готикой и Ренессансом, наши современники стали настолько бездушными скептиками, что считают необходимым прятать за исторической бутафорией как раз то, что является их отличительным достижением.

Эта противоположность между наружной формой и внутренним содержанием, этот принцип несоответствия фасада являются характерными для большинства железобетонных зданий, спроектированных архитекторами. Печально смотреть, как эти архитекторы стараются заставить забыть новое, закрывая его фасадами. И это заходит так далеко, что доходит даже до внешнего подражания конструкции каменной кладки, как это пытался сделать О. О. Курц в здании водонапорной башни в Мюнхене. Водонапорная башня представляет собой высоко поднятый резервуар, который должен иметь опоры. В промышленных сооружениях, где о «красоте» никто много не думает, такие башни и строятся соответствующим образом. А архитектор, в своем историческом пленении, дает башню с тяжелыми стенами, наподобие средневековых городских башен. Вместо того, чтобы поместить резервуар на опорном столбе в консольной конструкции, экономично занимая минимум пространства и одновременно используя возможности железобетона, он помещает резервуар за стеной, чтобы получить возможность имитировать уступы стены, получающиеся при каменной кладке, вследствие утончения стены в верхних этажах. Если строить водонапорную башню в виде городской башни, то будет совершенно логичным соорудить заводскую трубу в виде дорийской колонны: именно такую трубу и построили для электрозавода в Верхней Силезии. Дымящаяся триумфальная колонна, возвышающаяся около имитированного крестьянского домика, это такой шедевр бутафории, лучше которого не скоро выдумаешь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *