Эпоха машин. Влияние машины на строительство

Главным фактором, обусловившим исключение архитектора из нашего большого строительного производства, явилась сама машина: поскольку она отрицает личный момент и индивидуальный выбор, она отрицает также архитектора, который унаследовал эти свойства от плотника.

Эпоха машин. Влияние машины на строительство

 

Уэльс в «Новом Маккиавели» рисует Алтиору и Оскара Бэйли, людей, которые хотели бы срубить деревья и на их месте водрузить гигиенические стеклянные абажуры; эта тенденция проявляется до некоторой степени при постройке зданий и составлении городских планов; ведь, абажуры для ламп можно быстро изготовить для продажи, а деревья — нет. Здесь уместно оставить машину в стороне, но зато поближе ознакомиться с ее действием. На чем основывается наш культ машины и насколько велико его влияние на благосостояние нашего населения?

 

Прежде, чем выяснить влияние машины на строительство, нужно рассмотреть самую постройку как архитектурное целое.
До XIX века дом мог быть и жилищем и произведением искусства. Постройка, будучи законченной, предназначалась для выполнения небольшого количества внутренних функций; ее физиологическая структура, если употребить это неточное и грубое сравнение, была самого примитивного рода. Открытый очаг с камином, окна, которые открываются и закрываются, — вот самые сложные установки, которые были здесь обязательны. Правда, Палладио в своей маленькой книжке о пяти ордерах предлагает для жарких итальянских загородных домов охладительную установку, трубы которой, находящиеся под землей, должны служить проводником холодного воздуха для всего дома. Эта остроумная система стоит в одном ряду с летательной машиной Леонардо и, по моему мнению, должна восприниматься скорее как фантастическое предвосхищение, нежели как серьезный проект.

 

Если не считать предложения Рена относительно устройства вентиляции в здании английского парламента и его выполнения Гемфри Дэви, установившим соответствующие приборы, то инженерный мир решил подойти ближе к этой проблеме в Америке лишь в последней четверти XIX столетия. Еще до гражданской войны американцам удалось изобрести центральное отопление; в одном из первых номеров гарперского еженедельника имеется статья с жалобами на перегревание американских квартир; а с течением века свинцовые трубы, водопровод, газ, электрическое освещение, свежая вода для питья и электрические подъемники стали постепенно само собой разумеющимися частями в плане современного здания. В Европе, где существовало бесконечное множество домов, лишенных подобного рода механического оборудования, все эти новшества входили в быт довольно медленно, и какой-нибудь студент Школы изящных искусств возвращался из своей мансарды в Латинском квартале, где воду нужно было носить на седьмой этаж ведрами, на родину, чтобы там проектировать новые дома, в которых экономизирующие труд нововведения образовывали составную часть плана. Однако влияние этих новшеств появилось в полной мере лишь в течение последних двадцати лет. Экономический результат всех этих перемен можно выразить цифровыми данными, и это характерно. По данным Генри Райта в «Журнале американского института архитекторов» расходы по строительству составляли в 1800 г. 90% всех издержек по постройке дома. В течение всего столетия можно констатировать медленное, но постоянное повышение сумм, затрачиваемых на землю и оборудование. В 1900 г. кривая делает резкий скачок вверх, в результате чего в 1920 г. сумма издержек на земельный участок и механические установки составляет почти половину всех издержек по дому. Если все эти данные относятся к обыкновенным жилым домам, то для доходного дома, конторского помещения, фабрики и небоскреба они значительно возрастают; в этих случаях расходы на вентиляцию, огнеупорные установки, меры противопожарной охраны и пожарные краны столь колоссальны, что они еще сильней отягощают счет технического оборудования.

 

В то время, как фабрика в первой стадии индустриального развития только влияла на архитектуру, в последней стадии она стала ее существенным фактором. Современный дом, это — здание, служащее для циркуляции воздуха, поддержания равномерной температуры, освещения и передвижения по вертикали. Но для наших великих экспериментаторов современный дом представляет собой еще несовершенный механизм; нашли же инженеры какой то корпорации, что проламывание окон в стенах сильно противодействует согреванию и охлаждению помещения, и требовали в интересах предельного использования помещения устранения окон, создания «темперированного» воздуха и искусственного освещения в течение всего дня. Все это могло бы показаться фантастичным, если бы факты не показывали, что мы идем шаг за шагом к осуществлению этих идей. Если оставить в стороне то обстоятельство, что в отношении окон в нас жив старый предрассудок, пережиток того времени, когда сидя у окна, можно было любоваться зеленым полем или наблюдать проходящего соседа, то предложенное инженерами можно считать уже совершившимся. При той легкости, с которой устанавливаются в современных зданиях вентиляторы, электрические осветительные установки и отопительные приборы, наши небоскребы обеспечиваются большей частью днем и ночью искусственным светом и искусственной вентиляцией. Этот строительный метод по необходимости приносит с собой целый ряд злоупотреблений, а также ограничивает плановые возможности. Вместо того, чтобы сосредоточить свое внимание на положении участка в отношении солнца, на условиях хорошей естественной вентиляции и прямого дневного света и дать план, который по возможности отвечал бы этим требованиям, архитектор вынужден напрячь все свои старания для максимальной эксплуатации участка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *