Французская архитектура. Железобетон

Невозможно говорить о новой архитектуре во Франции, не касаясь ее основы — железобетона. Он не добывается в природе в виде однородного материала. Его характерная черта — искусственное соединение. Место рождения бетона — лаборатория. Из тонких железных стержней, цемента, песка, щебня, т. е. из «составного тела», могут внезапно выкристаллизоваться громадные комплексы строительного материала и образовать монолит, который превосходит по огнеупорности и способности сопротивляться нагрузке любой естественный материал.

 

Французская архитектура. Железобетон

 

Это достигается посредством лабораторного исследования, которое устанавливает свойства отдельных, частью малоценных, материалов и путем комбинирования во много раз увеличивает сопротивление их по сравнению с сопротивляемостью компонентов.
Известно, что нагруженная балка, служит ли она опорой мостового или потолочного перекрытия, в верхней своей части работает, главным образом, на сжатие, а в нижней — на растяжение. Поэтому железо, которое, как известно, прекрасно сопротивляется растяжению, преимущественно включается в нижние части балок, тогда как бетон со свойственной ему сопротивляемостью сжатию преобладает в верхних частях.

 

Монье не знал этого в 1867 г. В его бронированных бетонных чанах функцией железа являлось создание формы, а функция бетона заключалась в том, чтобы заполнять эту форму. Монье постепенно продумывал и прорабатывал свою систему более настойчиво, чем его современники и предшественники Ламбо, (1854), Куанье (1861) S Гиатт (1877) он брал один за другим патенты на трубы, плиты, мостовые, балки, лестницы (1875). Несмотря на бессознательно правильное расположение, функции железа и бетона до конца ему не были известны. Они стали известны в 1880 г. германским инженерам. Однако решающий шаг, который позволил впервые из конструктивной детали создать новое средство архитектурного формообразования, удалось сделать только Ф. Р. Геннебику. И этот результат, как и почти все непреходящие знания нашего времени,, явился следствием не фантастических прозрений — они сами только следствия, — а точной проверки или, выражаясь более скромным языком современности, — патентов. В 1892 г. Геннебик взял патент на «связующие балки».

 

Слабым местом железобетонных конструкций до настоящего времени были места соединений, те места, где перекрытия переходят в балки и балки в опоры. Эти места не удавались. Геннебику удалось посредивом соответствующего расположения и изгиба железных подкладок связать потолок, балки и колонны в одно целое. Здание стало цельным, как монолит. Изолированные чугунные колонны были заменены железобетонными опорами. Возник единый остов. Патенты стали стимулировать творческое воображение архитекторов. Известно, с каким трудом это происходило. Путь дальнейшего развития стал ясным. Занялись бетонными опорами, на которые до того времени обращалось мало внимания. Арманд Консидер нашел (1899) особый метод, чтобы сделать их устойчивыми (обвязанный бетон). В последнее время удалось даже устранить балки, — этот последний пережиток деревянных конструкций: их заменило безбалочное перекрытие. Действенная сила железа, почти как магнитное поле, распространяется за пределы его объема; она переносится на бетон (усовершенствованный швейцарцем Мальяром) путем, понятным скорее из непосредственного опыта, чем из расчетов. Мы находимся посреди очень сложной игры сил, почти необозримой даже нашей теорией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *