Французская архитектура. Железо.

Первые опыты. Впервые железо стало применяться в строительство для изготовления ферм. Деревянные балки в театрах и товарных складах воспламенялись, как трут. Была сделана попытка заменить их железными балками. И вскоре убедились, что железные конструкции занимают мало места, пропускают много света и в соединении со стеклом чрезвычайно целесообразны для перекрытия дворов. Стали строиться галлереи из стекла и железа, послужившие исходным пунктом для сооружения вокзалов, крытых рынков и выставочных павильонов. Прежде уем научились изготовлять профили из фасонного железа, пытались сделать крыши несгораемыми посредством сложного комбинирования дерева и железа Сюда же относятся, кроме чисто технических сооружений (мостов, железных дорог), и технические детали, как, например, чугунные опоры и железные занавеси в театрах (введенные в употребление Гитторфом и Леконтом в театре «Ambigu-Comique» после 1824 г.).

 

Французская архитектура. Железо.

 

Здания из стекла с их почти незаметной внешней оболочкой кладут начало применению чугунных опор и скелетных конструкций.
Англия, далеко обогнавшая Францию в промышленном отношении, и в этой области играла руководящую роль до середины XIX столетия. Яркий образец: Лондонский хрустальный дворец на Промышленной выставке 1851 г.
Но Франция показала с самого начала, что в области конструкций она превосходит другие страны. Как многообразны были попытки применения железа, можно видеть хотя бы из книг Ш.-Л. Экка. Для следующих трех десятилетий хорошим источником по этому вопросу являются труды архитектора Л. А. Буало.

 

Первое архитектурное сооружение, которое предвосхищает последующее развитие форм новой архитектуры, это — библиотека св. Женевьевы Анри Лабруста (1843-1850). Анри Лабруст — несомненно наиболее яркое явление архитектуры в начальную эпоху индустриализма. Во время своего пребывания в Риме в качестве стипендиата Академии он не довольствовался эстетическим созерцанием античности, но искал за внешним обликом храмов Пестума «организм каждой конструкции Он видел, что хотя ученики Академии и давали хорошие рисунки античных деталей, но совершенно упускали из виду внутренний организм зданий. Он учил понимать, что лучшими зданиями с художественной точки зрения являются как раз те, которые были построены по самым простым, верным и рациональным методам. Он первый указал на расширенное понимание задач конструкций, вытекающих из новых возможностей.

 

Существо основ конструкции заключается не в изучении ремесленных деталей работы каменщиков и мастеров по металлу, но в охвате всех частей архитектурного целого. Лабруст принадлежит к поколению 1830 г., которое было проникнуто стремлением к обновлению моральной, социальной и интеллектуальной жизни.

 

Когда Лабрусту поручили постройку библиотеки, то в глазах всех он был воплощением «нового духа» в архитектуре; в течение двенадцати лет он не имел ни одного заказа.
Наука и индустрия дали ему только очень незначительные вспомогательные средства. Несмотря на это, он впервые попытался при постройке библиотеки св. Женевьевы пронизать здание от пола до потолка железным скелетом. Библиотека св. Женевьевы — первое здание во Франции, специально предназначенное под библиотеку. Лабруст предчувствовал, что в железе скрыты дальнейшие возможности, неизвестные его коллегам по архитектуре. Материал как бы шел навстречу его стремлению — «конденсировать смысл всех вещей».

 

Лабруст погружает железный остов в здание, как механизм в часовой футляр. Массив стены, который охватывает все здание, остается еще не затронутым. Но в этот массив, от нижнего этажа до крыши, вкладываются железные конструкции: колонны, потолки, своды, подпорки и конструкции крыши. В отдельных помещениях нижнего этажа («la Reserve») чугунные колонны без видимых балок соединены с верхним этажом. Пересекая пространство, проходят эти стройные чугунные трубы, которые только узким фланцем соединены с перекрытием. Чисто функциональная конструкция без балок, без намека на опору и тяжесть, без орнамента и капители. Верхний этаж — двухнефный читальный зал (84 м длины и 21 м ширины) образует вместе с крышей единый конструктивный скелет. Полукруглые скрепы опираются на чугунные колонны, вдоль стен — на консоли. Если планы дают верное представление, то уже Лабруст разделял эти полукруглые скрепы на три сегмента, чтобы не сделать их совершенно неподвижными и поддающимися растяжению.

 

Как известно, аналогичная система была осуществлена на практике только через четыре десятилетия (Галлерея машин на Всемирной выставке 1889 г.).

На этих полукруглых скрепах и колоннах покоится ферма. Если мы войдем внутрь чердачного помещения, то нас поразит смелость размеров и стройность остроумно укрепленных кованых связей, поддерживающих тяжелую крышу.
Поражают цилиндрические своды. При их строительстве Лабруст добился необычайно тонкой конструкции, раскинув! железную сеть и скрепляя ее рипсом. При рассмотрении этих связок, нельзя не вспомнить о бетонных сводах Перре в Ранси и в Казабланке, как будто сделанных из яичной скорлупы.

 

Лабруст, конечно, не мог употребить для библиотеки изобретенный незадолго перед этим скреп Полонсо с видимыми штангами. Он создает собственную систему примитивными средствами, однако, все время руководясь основной идеей, которая впоследствии приведет к совершенно новым архитектурным формам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *