Проблема жилища в архитектура. Пространственное оформление сада

Перспектива замыкается полуоткрытым садовым домиком или полукруглой, окруженной живыми изгородями нишей со скамьями для сидения. В более крупных садах вода могла бы быть использована в большей мере, чем это делалось до сих пор, для украшения сада, являясь оживляющим моментом в его пространственном оформлении.

 

Проблема жилища в архитектура. Пространственное оформление сада

 

При каждом саде должен быть хорошо возделанный огород, где сама домохозяйка могла бы выращивать овощи для кухни. Узкие гряды и тесные дорожки определяют его основной план. Лучше всего, если огород находится в непосредственном сообщении с хозяйственным двором, который является необходимым для всякого рода домашней работы, и поэтому должен существовать при каждом жилом доме. Ради полноты следует еще упомянуть, что к отдельным частям современного сада принадлежат также спортивная и теннисная площадки и площадка для детских игр.

 

Если мы теперь сравним современные произведения гражданской архитектуры в Германии с этой ясной и продуманной программой, то обнаружится, что в общем как между архитекторами, так и между ними и домостроителями достигнуто взаимное понимание на основе этой программы, что программа нашла себе признание и что она начинает становиться популярной, но, однако, процесс создания определенных характерных типов дома только еще начинается. Как раз тип загородного буржуазного дома, который лучше всего соответствует условиям жизни среднего сословия и который, по-видимому, в будущем станет нормальным типом немецкого жилого дома, находится еще всецело в процессе развития. Одно время влияние английского образца было всемогущим; следствием этого было мечтательное восхищение котэджами, и была предпринята попытка пересадить английскую дачу в Германию. Эта попытка оказалась тщетной; она должна была разбиться, ибо предпосылки, на которых покоятся неоспоримые преимущества английского дома, не могут быть перенесены в страну с иначе развившимися жизненными условиями. Но и этот период не лишен значения, поскольку он привел к освобождению от стародавнего представления о «вилле».

 

Затем началось увлечение бидермайеровскими мотивами, в которых подчеркивалась национальная традиция; приходили в восхищение от простых городских и сельских бюргерских домов той эпохи и учились ценить преимущества архитектуры, которая умела, пользуясь самыми скромными средствами, давать полноту жилого уюта. И вот началось успешное подражание удачным образцам этой архитектурной манеры, которая ищет привлекательности не в нагромождении архитектурных форм и украшающих придатков, а в искусном использовании строительных материалов, в пестрой игре желтых штукатурных плоскостей или белых кирпичных стен, красных крыш и зеленой листвы.

 

Таким образом, современный немецкий буржуазный дом представляет собой смесь самых различных элементов. Под влиянием английского планировочного искусства, направленного прежде всего на увеличение жизненного комфорта, начинает развиваться из корней давно забытых национальных форм новое образование, которое в своем современном состоянии является скорее принципом, чем осуществлением, больше волей, нежели формой, и которое поэтому должно расцениваться лишь как богатая возможностями попытка, а не как окончательное решение.
Как рано, в самом деле, говорить еще о новом типе жилья, показывают предместья немецких крупных городов. Разнообразием испробованных решений, которое обнаруживается в пестром беспорядке их уличных образов, дома предместий производят впечатление подлинных лабораторий немецкой жилищной архитектуры. Здесь всецело господствует еще эксперимент со всеми переходными состояниями, свойственными явлению, находящемуся в процессе становления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *