Расположение многоэтажных особняков у самой улицы, без переднего или въездного двора, повело к развитию целого ряда выдающихся по своей красоте подъездов. Так, например, разделенный колоннами на три части подъезд отеля д Арман (архитектор В. Луи, 1775-1780, ныне здание префектуры в Бордо) со своими неглубокими сводами представляет собой шедевр этого рода зодчества. Там же и тем же архитектором оформлен подъезд в один неф с трехчетвертными колоннами отеля Легри. Ряд красивых подъездов насчитывают и фешенебельные в эту эпоху для Парижа улицы Прованс, Сен Лазар, Пепиньер, Сен Жорж.

Архитектура классицизма. Расположение многоэтажных особняков.

Если принцип оформления и группировки отдельных пространственных элементов в церковном и гражданском зодчестве при сравнении стиля Классицизма со стилем Рококо показывает столь заметные изменения, то совершенно иная трактовка орнамента уже вполне четко выявляет новую концепцию пространства.

Чрезвычайно важно понять эти элементы в их пластическом отношении к плоскости и пространству. Организмы отделяются друг от друга, исключается все, что похоже на слияние или смешение. Слияние базисов и капителей колонн и пилястров церкви св. Рока называется «нестерпимой ошибкой». Ж. Ф. Блондель говорит: «слияние является по существу признаком несовершенного произведения». Этим и объясняется отвращение Классицизма к архитектуре итальянского Барокко: «Единству и прекрасной простоте они предпочли смешение организмов, искажение архитектурных частей, контрасты форм» (он же). Этот господствующий взгляд отражен, между прочим, и в сатире, направленной против Мейссонье. Даже на пилястр смотрят как на колонну, часть которой находится в стене, вот причина, почему Ложье так яростно на него нападает: «Нельзя же колонну заключать в стену». Пилястр в маленьком будуаре особняка Вильет (1778) в толковании Классицизма именуется «гофрированной, кверху закрученной лентой». Та же участь постигает и двойную колонну, которая считается «нечистым» элементом архитектуры и критикуется как деталь Лувра. В зданиях площади Согласия эта ошибка, во всяком случае, не была повторена. Примером принципа «чистого» применения колонны является садовый павильон Малого Трианона в Версале (1749). Здесь пространство решено полигонально, допуская свободное сооружение колонн, архитраву же придана дугообразная форма. Столовая дворца Мезон (архитектор Беланже, 1779-1781) украшена пилястрами и колоннами, подпирающими плафон с соответственным антаблементом и несколькими мощными кессонами.

Если, таким образом, отдельные архитектурные элементы и устраняются из плоскости, членением последней стремятся все же сохранить ее плоскостной характер. Плоскость расчленяется при помощи горизонталей и вертикалей, но она уже почти не моделируется. Геометризация остова, возможность немедленного охвата глазом плоскостных измерений придают пространственному организму четкую наглядность. Отдельные части этого организма уже лишены всякого пафоса; нижняя, средняя и верхняя части обшивки стен расположены друг над другом легко разъединимыми слоями, наподобие плит. Даже там, где некоторые обрамления панелей еще допускают кривые линии, как в маленьком кабинете Людовика XV в Версале, там они совершенно подавляются прямолинейным подразделением плоскостей. Стены восхитительной маленькой библиотеки Марии Антуанетты в Версале расчленены лишь прямолинейным багетом библиотечных шкафов. Комната, убранная с высшей простотой, расчлененная гладкими частями без украшений, больше чем какое-либо другое помещение представляет собой образец легкости, изящества и вкуса.

В арочных панелях в салоне отеля Фенвик в Бордо (архитектор Дюфар, 1795), этих редких образцах эпохи революции, не осталось и следа пространственного углубления, свойственного даже самому скромному орнаменту в стиле Рококо; жесткое обрамление прямоугольных зеркал препятствует скользящему переходу реального пространства в иллюзорное, что только и могло бы расширить данное помещение. Но как обстоит дело, когда за такими панелями, за прямоугольными рамами находятся части пространства - ниши, амбразуры окон и дверей? Ответом в стиле Рококо является особняк Субиз, где орнамент объединяет часть стены и нишу. Ответ в стиле Классицизма мы находим в будуаре отеля Феррари, в небольшой приемной морского министерства, в украшенном рукой Персье (1805) салоне особняка Буре в Париже, в салонах Интендантства (около 1770 г.) и в салоне Легри в Бордо. Во всех этих примерах часть пространства отделяется от главного пространства при помощи необыкновенно эффективного обрамления. Чтобы подчеркнуть изолированный характер этой отдельной части пространства, его часто украшают орнаментальными мотивами, не примененными в остальном пространстве.

Он опровергает неоднократно встречающийся упрек в том, будто декоративные элементы Классицизма применяются им без разбора. Декоративные принципы плафона сводятся также к геометрически-плоскостному орнаменту, тщательно дифференцирующему плоскости и полосы. В сравнении с прежними плафонами характерна в этом отношении трактовка плафона особняка Крильон в Париже. Последней слабой вспышкой кокетства кажется окруженный строгим геометрическим орнаментом венок восьмиугольных кессонов, как бы открывающихся на светлый небосклон, в лазури которого резвятся амуры.

Счетчик