Искусство древнего Крита.

Крит дал материку и островам новую культуру. Сначала она была принята без всякой критики. Однако попутно с общим развитием появилась и сила для оценки постоянно прибывающих новых влияний. И, наконец, материк и острова стали на свой собственный путь. Господство Крита кончилось; искусство его прозябало во власти архаизма, материк приобрел свое лицо. Существовавшее с давних времен различие между Критом и материком стало очевидным. Однако совершенно справедливо принято обозначать эту культуру как крито-микенскую: только такое обозначение может выразить двойственный характер всего искусства.

 

 

Искусство древнего Крита.

 

 

Крито-микенское искусство не связано с историческими воспоминаниями; оно не уделяет им никакого внимания. В то время, как в египетском, вавилонском и хеттском искусстве постоянно отводится место изображениям достопамятных исторических событий, побед, походов и посольств, радостей и горестей государя и его приближенных, в то время как Египет обращает внимание на портретное изображение отдельных личностей и старается передать потомству их черты, крито-микенское искусство этим совершенно пренебрегает.

 

Правда, кое-где есть мотивы, которые, кажется, еще сохраняют воспоминания об исторических событиях; правда, на некоторых печатях выгравированы головы, как бы изображающие их владельцев, но при более тщательном рассмотрении оказывается, что эти попытки увековечить важные события и выдающиеся личности не типичны для крито-микенского искусства. Ему присуща совершенная абстрактность, полная отдаленность от земной жизни; оно не уделяет внимания повседневным происшествиям или современникам. Возможности свои оно сосредоточивает на прославлении божества и тех земных существ, которые ему служат.

 

Письмена, на каждом шагу сопровождающие памятники египетского или вавилонского искусства и тесно с ними сросшиеся, в крито-микенском искусстве не имеют никакого значения. Здания нигде не снабжены надписями; скульптура и фрески также не имеют никаких пояснительных текстов. Даже на печатях в огромном большинстве видны только изобразительные мотивы. Изображения не передают никаких событий, они только — выражение внутреннего переживания. Крито-микенская культура, как дитя, играет в волшебном саду редкостными цветами и не помышляет об увядании и смерти.

 

Это отсутствие исторического чувства проявляется также и в том периоде, который совершенно ошибочно принято обозначать, как критский натурализм. В действительности слово это подходит лишь постольку, поскольку оно указывает, что на этой ступени стиль достиг наибольшей близости к природе, на которую это искусство было вообще способно. Предпосылкой для всякого натурализма служит повышенное самосознание, но нет никаких указаний на то, чтобы на Крите могли развиться индивидуалистические течения сильнее, чем в какой-либо иной стране того времени. Напротив, именно слабое развитие исторического чувства дает повод заключить о несложности мышления и восприимчивости и сильно отличает так называемый критский натурализм от явлений, действительно заслуживающих этого наименования.

 

Мы далеки от желания излагать процесс развития критско-микенского искусства. До сих пор это еще никому не удалось. О том, как критский стиль постепенно вырос из примитивных геометрических элементов и в конце концов возвращается к этим же самым- геометрическим формам, — обо всем этом говорят памятники критского искусства. Заслуживает внимания то, что животные и цветы в крито-микенском искусстве представлены гораздо живее, чем люди. Это же явление наблюдается и в искусстве Европы каменного века. Как там, так и тут объяснение этому следует искать в занятии животноводством и культивировании растений, требовавших особенно пристального внимания к миру фауны и флоры. С другой стороны, отсутствие изображений богов в образе человека делало излишним изучение структуры человеческого тела. Искусству ставились задачи только религиозного порядка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *